ЗАКАВКАЗСКИЕ ЗАПИСКИ

17.08.2007 – 05.09.2007

Отчет Константина Акчурина о летнем мега-велопоходе по трем экс-советским закавказским республикам — Азербайджану, Грузии и Армении

Часть 1 | Часть 2

Маршрут

Дербент — Тагиркент-Казмаляр (граница RU/AZ) — Ялама — Набрань (Каспийское море) — Худат — Губа — Ханагях — Кархун — пер. Бабадаг (пеший 1А, 3370 м) — Бурдовал — Лагич — Исмаиллы — Габеля — Нидж — Ханабад — Мингечаурское вдхр. — Мингечаур — Гянджа — Шамкир — Тауз — Акстафа — Казах — Красный Мост (граница AZ/GE) — Рустави — Тбилиси — Марнеули — Садакхло (граница GE/AM) — Алаверды — Санаин — Ванадзор — Дилижан — оз. Парзлич — Гош — пер. Красносельский (авто, 2170 м) — Шоржа (оз. Севан) — Мартуни — Гавар — перевал Спитаксар (н/к, 3200 м) — Гехард — Гарни — Ереван — Эчмиадзин — а/п Звартноц

Пройдено 1350 км за 18 неполных ходовых дней.
Общий набор высоты за поход — 14700 метров.
Пройдено по грунту — около 250 км, 1100 км — асфальт

Участники

Константин
(Самара)

Kostya
GT Avalanche custom (XT)
Андрей
(Самара)

Andrey
Merida Magnesium (XT)
Миха
(Тольятти)

Miha
Atom (LX / XT)
Эдик
(Тольятти)

Eddy
Author Traction (Deore / LX)
Анна
(Тольятти)

Ann
Corratec Race (LX/XT)
Петр I
(Тольятти)

Petr 1
Jamis Durango SX (Deore)
Петр II
(Тольятти)

Petr 2
Merida Miami (Deore)

Группа на этот раз подобралась немалая — 7 человек. В какой-то момент времени предполагаемый состав доходил до 10 человек. Но, как всегда, кто-то не смог, кто-то не захотел. Не слишком просто было удержать в душевном равновесии такую большую команду. Человеки все мы хорошие, но, посудите сами (и не судите строго), насколько мы разные:

Константин — ну, со мной все ясно, главное чтобы «нитка маршрута» не порвалась. Готов к любым испытаниям, лишь бы побольше увидеть и познать. Упрям, склонен к некоторому перепланированию маршрута и намеренному авантюризму. Под моим руководством легко впереться в невольную ночную покатуху (ну не успели засветло, извиняйте). Нечего жрать и негде спать — тоже легко. Ищем компромиссы и решения по месту. Что еще — склонен к фото нарциссизму — чтоб «я на фоне…». Никогда не упущу случай посетить музей, монастырь, крепость, сделать крюк ради водопада, скалы и т.п. Пытаюсь бороться с собственным эгоизмом, порой успешно, порой не очень. А так со мной вполне можно ужиться. В данном походе получил новое погоняло — «караванщик».

Андрей — первый раз в серьезном велопоходе, и, я так думаю, последний. В шоке от трудностей и неустроенности. Просто не его стиль. Должна быть короткая энергичная поездочка (всех порву), потом хороший ужин, душ — горячая вода, чистая постель, выспаться. И кола, желательно в стекле. А вы тут подсунули на полмесяца палатки. Да еще вышедшие из берегов горные реки, которые надо бродить по пояс в несущейся грязной воде, перевал этот, Бабадаг, чтоб его. Крутил-крутил педали весь день, устал ведь, еле живой, а утром будят в 7 утра — «поехали», опять та же фигня. Не представлял Андрюха немного особенностей…

Миха — за плечами ох как много всяких-разных дальняков. Ему не особо интересны города-мегаполисы и гостиницы, если есть возможность ткнуть палаточку в клевом месте на природе, почище да поглуше, он не упустит возможности. И засветло. А рукав заколебал, опять в ночь гонит. Но он мирился. Еще Миха — аскет, согласен на минимум комфорта. У него иногда поход бывает только ради ночевок в красивом месте.

Эдик — отдадим ему первенство по самой хорошей в нашей группе физ. подготовке. Спортсмен! Все подъемы и перевалы брал первым. Молодец, и еще Анне здорово помогал, весь поход. Нервничал бывало немного лишнего в сложных ситуациях, но с кем не бывает.

Анна — единственная смелая девушка в группе, решилась! И прошла маршрут полностью, не скисла, не заныла. Наши аплодисменты!.

Петр 1 — катается редко, ленивый, не походник совсем, попал в группу случайно, вот хотелось ему в Тбилиси попасть, и вот он случай. Но чел очень хороший, компанейский, физуха на достаточном уровне. Постоянно «совращал» участников похода: сойти с участка маршрута, проброситься на машине, пойти в гости к местным выпить коньячка, забить на ночевку в палатке и переночевать в гостинице или опять же у местных в гостях. «Что там у вас? А, план похода… Да, в топку его! Отдохнем лучше!»

Петр 2 — этот другой совсем. Походник. И крутит неплохо, хоть и без контактов. Де-факто — наш повар. Умеет в полевых условиях сварганить вкусно. А чай на подножных травах какой заваривает. Ух!

Дневник похода

7 августа
Отъезд из Самары
4 км, средняя 15 км/ч, +10 м -0 м; +30, ясно

Команда в сборе

Вот он — заветный момент — путь к вокзалу. Впереди дальние дороги, неизвестность, трудности, но пока — впереди. Весь в предвкушении. На тяжело груженом байке ехать первое время непривычно, зад заносит, инерция. Сбор группы на вокзале — еще один драматический момент, привет-привет, с этими людьми предстоит почти 20 дней в связке делать маршрут.

Бакинский поезд (Тюмень-Баку) немного опоздал. Загрузка в вагон без проблем. И вот уже привычно стучат колеса, отсчитывая километры пути на юг. Легкое препирательство с проводницей по поводу места размещения байков благополучно разрешилось.

18 августа
Поезд
утро: +30 ясно, день: +40 ясно, вечер: +30 пасмурно

Едем по местам «боевой славы» — Палласовка, Эльтон, Баскунчак. Здесь мы замерзали в мае прошлого года и знакомились со степью и солеными озерами. К вечеру — Астрахань, покупка арбуза. Обычный. Рыба дорогая, спекулянты, не то что на срднеазиатской дороге. Далее поезд идет через полупустыню по Калмыкии.

В поезде первый раз затрагивается больная тема «азербайджанцы-армяне». Дело в том, что после карабахского конфликта и азербайджано-армянской войны в начале 90-х, несмотря на прекращение военных действий, до сих пор не восстановлены дипломатические отношения между Азербайджаном и Арменией и народы находятся во вражде. Кто-то винит во всем Горбачева, кто-то вспоминает столетние распри, но факт остается фактом. Я вслух зачитываю команде информацию из сети: в Азербайджан по причине вышеописанного конфликта могут не пустить людей с армянскими фамилиями, штампами в паспорте о посещении Армении и т.п. Соседка по вагону (азербайджанка) гневно бросает в нашу сторону реплику — «Неправда вы все читаете, всех мы пускаем, с любыми фамилиями, и никакой вражды между народами нет, а весь этот поклеп придумали армяшки!». М-да, вот тебе и нет вражды.

Еще один попутчик по вагону (грузин), узнав, что мы направляемся в Грузию, начинает в приватной беседе в тамбуре неожиданно для меня нахваливать Саакашвили, какой он хороший, искоренил преступность, построил дороги и т.п.

Ночью порт Махачкала — столица Дагестана. Увидел в окошко Каспий.

19 августа (1-й день похода)
Дербент — Тагиркент-Казмаляр (граница RU/AZ) — Ялама — Набрань
104 км, средняя 18 км/ч, +420 м, -420 м, лагерь на 0 м;
утро: +27 пасмурно, день: +35 ясно, вечер: +30 ясно

7 утра — время «Ч». Дербент, Дагестан. Выгружаемся из вагона под присмотром местных ментов и пограничников. В общем-то, они отнеслись к нам без какого-то особого удивления — «В поход на этих великах, до Еревана?» — «Валяйте!». Вокруг одни кавказцы.

Первым номером у нас посещение дербентского музея-заповедника — цитадели Нарын-Кала (здесь около 30 архитектурных памятников разных эпох от 4 до 19 веков). Входной билет — 20 рублей. От ж/д вокзала около километра в гору. Велосипеды разрешили занести внутрь и поставить около кассы.

Дербент
Мусульманское кладбище

Осмотрели — ничего особенного. Казематы, якорь лежит (раньше в Дербенте был важный порт), крепостные стены, видно, что многие здания восстановлены. Отсюда, с горы, открывается унылый вид на малоэтажный серый город и море.

Едем опять вниз, немного другой дорогой, через мусульманское кладбище. Вышли, как и хотели, на второстепенную асфальтовую дорожку вдоль моря. Пожрать бы, да не получилось. Отвергли первое попавшееся по дороге кафе, а второе так и не попалось.

Каспий. Никого.
Колонна

Асфальт через некоторое время деградировал в пыльную грунтовку, петляющую меж каких-то стройплощадок. Пробравшись наконец к морю, устроили купание.

Первое свидание с Каспием. Песок чистый, вода теплая, народу — абсолютно никого. Море слабо-соленое, вода-то ведь наша, волжская.

В случае стабилизации политической обстановки на Северном Кавказе в будущем перед Дагестаном откроется перспектива развития курортной зоны. Но пока инвесторы боятся, ведь чеченская война была совсем недавно, а теракты продолжаются до сих пор.

Первый прокол (уж не помню у кого), а сколько их будет в походе — страсть. Виноваты во всем колючки. У некоторых паранойя развилась (постоянная боязнь прокола и связанное с ней ложное чувство — «прокол»), от которой потом избавлялись несколько месяцев после похода.

Вышли на трассу М29 Ростов — Баку. Движение средней интенсивности. Машины все сигналят (не забывайте, мы на Кавказе, люди горячие, эмоциональные). Обед в кафе, по 150 рублей с человека (с пивом). Из крана в туалете — минеральная вода, в бутылках продается она же, Рычкаль что-ли, точно не помню. Посоветовавшись с местными, принимаю решение проходить границу не по основной трассе, а через менее загруженный КПП Тагиркент-Казмаляр. В поселке Белиджи уходим с трассы на второстепенную дорожку. Легкая ошибка в навигации — крюк в 20 км — мелочь. К 5 вечера подъезжаем к КПП.

Стараемся сделать все как можно корректней, включаем максимум уважения, отставляем дурацкие шутки. Много было мною читано о беспределе и вымогательстве российскими (дагестанскими) погранцами, поэтому (уже после беглого досмотра и проштамповки паспортов о выезде из РФ) был готов к фразе орла, представившегося старшим по смене: — «Кто тут у Вас старший, пагаварит нада, гдэ у Вас дакументы на виласипэды, дэкларации, если нэт, давайте по дэсят долларов с каждого и сразу прахадитэ». — «Не, командир, так не пойдет!». Конечно, можно было просто послать на фиг, но я боялся подляны, мало-ли, мог намеренно создать нам сложности с айзерами на их стороне (уверен, что друг друга знают). Так что вместо 10 долларов с каждого «за виласипэды» сошлись на мзде 140 рублей со всех 7 человек просто «за уважение», типа мы его уважаем.

Вот и азербайджанская сторона. Взгляды исподлобья. Но после внимательного изучения паспортов, маршрутной книжки и моего рассказа с показом карты маршрута: — «Ну что с Вами дэлат, прапускать или нэт?». — «Пропускать, как же иначе!». — «Тогда прахадыте!».

Штампы в паспортах и мы в солнечном Азербайджане. На выходе меня опять задержал начальник заставы, заставил еще раз показать карту. Достал ручку, гордо ткнул точку — в этом кенде он живет (недалеко от Шемахи). Ага, понятно. По-азербайджански селение (деревня) — кенд. Часто и в названии селения это слово (Конгагкенд, Кызылкенд и т.п.). Так что следующую неделю поедем по кендам.

Приграничный городок Ялама. Меняем деньги. Сами по себе местные деньги удобные, но вот система их счета, гх-м. По идее все должно быть просто. Валюта называется манат (примерно равен 1 евро), в нем 100 копеек. Но ни-фига, азербайджанцы не оперируют с ценами в манатах, только если очень сильно попросить, и то, не всегда. Дело в том, что недавно случилась серия деноминаций, в результате которых не просто сократили количество нолей на купюрах, но еще и поделили номинал на пять. Ситуация усугубляется тем, что местные называют цены и выставляют ценники в магазинах вообще не в манатах, а в ширванах (народное название старой десятитысячной купюры) и мамедах (старая тысяча). Вот и считай, как хочешь! К примеру, если что-то стоит 3 «новых» маната, то ценник будет нарисован 15000 (старых «манатов»), а назовут цену 1 ширван и 5 мамедов. К концу азербайджанской части похода вся эта арифметика хоть немного усвоилась, но в первый день мы ничего не понимали!

Наконец, преодолев валютные сложности, закупили продукты. Здесь нас ждало небольшое разочарование. В отчетах неоднократно встречали, что все очень дешево. Ничего подобного. За исключением фруктов, цены на продукты даже выше наших. В продаже российская, местная и турецкая продукция. Последние годы страна демонстрирует высокие темпы экономического развития, растут зарплаты, выросли и цены.

Теперь к морю через лиственный лес, чуть под горку. Катим под 40 км/ч. Курортная зона Набранского взморья оказалась нескончаемой чередой дач, гостиниц и турбаз, выстроившихся в ряд по одну сторону от приморской асфальтовой дороги. По другую сторону достаточно загаженный пляж (мусор, бутылки, прочая дрянь). Можно было попробовать разместиться на ночлег в гостинице или на турбазе, но это был первый день палаточного похода и никто даже не замолвился о цивилизованном ночлеге. Встали лагерем на песке у моря. Место для стоянки, безусловно, так себе. Зато здесь наливают местное вино (купили в Яламе) и объявляют ночное купание!

20 августа (2-й день похода)
Набрань — Худат — Губа — Нюгеди
76 км, средняя 18 км/ч, +678 м, -213 м, лагерь на 480 м
утро: +26 ясно, день: +36 ясно, вечер: +23 ясно

Рассвет над Каспием
Лагерь на пляже
У Каспия

С Петром вторым лицезрели красивый восход солнца над морем около 7 утра, остальные проснулись и выползли чуть позже. Произвели несколько заплывов. Тронулись в путь в полдень. Через 10 км поворот от моря.

Местность — выжженная степь. Жара. Минут через 20 пропало ощущение свежести от недавнего купания. Немного освежились у артезианской скважины, но очень ненадолго.

Обед в столовке в поселке Худат. Вкусно. По-русски не говорят. Манипуляции с калькулятором, непонимание — ширваны и мамеды, а если манаты, то много нулей, вот черт (денежную систему пока не разумеем). В результате отдаем совсем немного манатов, хозяин доволен, очень дешево. Всегда бы так кушать.

Щас расскажу про арбузную халяву, которая нам потом встречалась еще несколько раз. У очередного магазина под навесом в тени видим кучу аппетитных арбузов. Решаем купить. Продавщица говорит по-русски, но диалог несколько странный: — «Эти арбузы не продаются». — «???». — «Они порченые». — «В смысле ?». — «Ну, несвежие, порченые». — «???... А тогда можно мы, м-м-м, парочку просто…». — «Да, конечно, если хотите, берите сколько надо!». И вот мы сидим у обочины и поглощаем отличные сладкие арбузы (позавчерашний астраханский отдыхает). Позже аборигены мне объяснили, в чем дело. У них в Азербайджане свежим считается арбуз, недавно сорванный с грядки. Пролежал он 3 недели — все, вкус хуже и арбуз «испортился», продавать такие считается «дурным тоном». Во как.

Гейдар Алиев
Лозунг Алиева

Вдоль дороги по всей стране — портреты, памятники и лозунги. Действующие лица — Гейдар Алиев, руководивший Азербайджаном еще с 60-х годов прошлого века, и его сын Ильхам, нынешний президент страны. Так сказать, наследник престола. Официально, естественно, демократия.

В каждом мало-мальски приличном городе в обязательном порядке — центральная площадь имени Гейдара Алиева, проспект Гейдара Алиева, парк Гейдара Алиева и памятник ему же. В крупных городах к перечисленному ассортименту добавляется Музей Гейдара Алиева и как опция — фонтан, посвященный ХХ-летию Гейдара Алиева. Еще часто встречаются стеллы «Halo Heydar, Heydar halo», что это значит, не знаю, скорее всего «Превед Гейдар, Гейдар превед» .

Выехали на уже знакомую нам трассу Ростов — Баку. На Азербайджанской стороне она обозначается М2. К удивлению, движение, в отличие от российской стороны, очень незначительное, почти пусто. Местность пока еще степная, но на горизонте показались очертания главного водораздельного хребта Большого Кавказа, который нам предстоит пересечь.

Трасса М2: Ростов – Баку
Впереди — горы
Губа («Куба»)

Прямо — райцентр Губа. На старых советских картах обозначен иначе — Куба. Так часто бывает, картографы СССР не церемонились, каверкали национальные названия порой до неузнаваемости. У обочины стоит пожилой азербайджанец. Для верности справляюсь у него:
— «Губа?»
— «А, да, канэчно Куба, праезжай прямо, сэйчас вас Фидэль Кастро выйдэт встрэчат!».
Молодец мужик, с чувством юмора нормально!

По описаниям — бывшая столица древнего Губинского ханства, должна быть крепость и мечети. Вкатились в центр. Да, есть мечеть какая-то чахленькая, но все это неинтересно. На выезде из города сделали массированную закупку продуктов, вышли на второстепенную дорогу А3. Местность стала симпатичней, подъемы-спуски до крупного села Нюгеди.

Поскольку уже темнело, решили стопориться и ставить лагерь. Выбрали место на пригорке за деревьями у ручья под названием Вельвеличай. Относительно чистоты воды в ручье были большие сомнения, мутноватая, но копавшийся невдалеке на грядке старик развеял их, типа вода чистая, родник. Уже на следующее утро я заметил в мутной воде «родника» здоровую жабу, но никто не умер, значит все хорошо, и счастье что воду мы кипятили.

Неплохо посидели у костра. Местное пиво, потом чай. Ближе к ночи неожиданно приехала машина. Сельская милиция, проверка. Кто такие, откуда, куда, проверка документов. Наверное, кто-то из селян, видевших нас, «стукнул». Как у них строго оказалось. Тем не менее, все прошло по-доброму. Ночь теплая.

Один из немногих дней похода с правильной организацией времени. Встали засветло, подъем — рано утром.

21 августа (3 день похода)
Нюгеди — Рустов — Ханагях — Зыхыр — Сюхюб — Рюк
37 км, средняя 6 км/ч, +1733 м, -690 м, лагерь на 1516 м
утро: +26, ясно; день: +30, ясно; вечер: +20, облачно, небольшой дождь

Копаемся, как всегда, долго — завтрак, поклейка камер, ставшая в этом походе ежедневным утренним ритулом. Выехали в 10 утра. Подъем, дорога продолжает ползти вверх. В кенде Рустов поворот на каменистую грунтовку направо. Выбран путь через категорийный высокий перевал Бабадаг. Сложно сказать, верное ли это было решение. Да, был обходной асфальтовый путь через легкий перевал. Да, знал, что будет трудно. С другой стороны, покорение оказавшегося неимоверно сложным Бабадага явилось одной из самых интересных частей похода.

А пока, грунтовка вела нас вверх, с приличным, но позволяющим ехать своим ходом уклоном, через небольшие сёла, периодически пересекая ручей-речку. На одном из бродов искупались.

В гостях

В кенде под названием Ханагях нас ждал замечательный сюрприз, явившийся гостеприимством большой азербайджанской семьи, приехавшей из Баку к родителям на пикник. Мы просто проезжали мимо, когда глава семейства пригласил нас выпить чайку.

К чаю немедленно добавился шашлык, всякие разные салаты, суп, тушеное мясо, компоты, фрукты и прочие явства. И водочка для настоящих мужчин. Основная религия в Азербайджане — ислам, но веруют не так рьяно в сравнении с арабскими странами. Поэтому водочку — можно.

Благодарность наша за вкусный обед была огромной. Сказали дружное «Сао» — по-азербайджански спасибо. Язык и письменность здесь очень похожи на турецкие.

В горы!

После обеда хозяин показал интересный горячий источник неподалеку и тропинку — наш дальнейший путь. Здесь пришлось попотеть, покрячить байки на ручках, впрочем, через несколько км опять началась дорога. Уклон значительный, ползем вверх тяжело. Небо нахмурилось, брызнул дождик. Не попасть бы в засаду на перевале…

Небольшая передышка, участок вниз, и опять в гору. Вечерело. По-хорошему, встать бы на ночлег, но нелегкая понесла дальше до Сюхюба. А дальше — потеря времени на проколы, докупку продуктов, результат — кромешная тьма.

Старик из Сюхюба, у которого я купил молока (между делом — «я ведь, ребята, русский язык учил в Москве, вот при Брежневе жили ого-го, а сейчас сволочи, все разворовали») сказал, что через 2 км будет речка, где можно поставить лагерь.

Отсчитываем 2 км. Темень кромешная, камни голые, слышен шум воды (где-то), но куда встать, ума не приложим. До кучи вокруг нас, на расстоянии 15-20 метров, собралась стая собак, рычат, глаза горят. Вот где палево. Труханули по полной программе. Кто не в курсе, собаки здесь серьезные, породы алабай (азиатская овчарка), приучены сторожить баранов и рвать воров. Сбились в круг, загородившись велосипедами и начали потихоньку продвигаться. Немного помогло свечение фарами в глаза псов. Собачья опасность постепенно миновала, но проблема с постановкой лагеря осталась.

Еще полчаса передвижения по горной дороге привели нас к мосту через небольшую реку, но встать негде, голые скалы и пропасти. Едем дальше, до деревни Рюк. В результате местом нашей ночевки стал пыльный, заросший колючками огород на окраине этой деревни. Хозяин показал родники с питьевой водой. Ввиду поздной постановки лагеря отбой в два ночи.

22 августа (4 день похода)
Рюк — Кархун — ущелье Карачай

13 км, средняя 6 км/ч, +473 м, -46 м, лагерь на 1937 м
утро: +21, облачно; день: +12, облачно, дождь; вечер: +15, облачно

Сельмаг в Кархуне

Поздно легли, поздно проснулись, поздно тронулись, в полдень. Последний очаг цивилизации перед перевалом — кенд Кархун. Сельмаг ассортиментом не блещет, но базовые продукты в продаже.

За селом ущелье резко сужается, дорога идет вдоль ручья — речки Карачай, периодически пересекая ее неглубокими бродами, начинаются красивые места. Радуюсь этому, но буквально через несколько минут радость омрачается крупными каплями начавшегося дождя. Небо хмурилось давно, но как-то не принимали всерьез.

Зачехляемся, чтобы не промокли вещи. Дождь меж тем набрал обороты, и как-то постепенно стало мерзко и холодно. Ну да, +12 всего. Как назло, у меня прокол, замена камеры в некомфортных условиях. Еще через пару километров дорога очередной раз вознамерилась пересечь речку, но Карачай здорово преобразился. Теперь это не ручеек, а грязный шумный грохочущий поток несущейся воды шириной 3-5 метров. Шум не столько от самой воды, сколько от крупных камней, которые она тащит по дну. Засада!

Броды

Следующие два-три часа стали временем героической саги по форсированию потоков. Подбирали лучшие места, переносили байки и снаряжение через ледяную воду, продвигались дальше и опять утыкались в брод. Уровень воды в реке поднимался, и в очередном месте стало понятно, что дальнейшее брожение опасно. Решили заночевать на практически единственной в этом ущелье полянке у скал под прикрытием деревьев. Место хорошее, есть костровище и родник. Натянули веревки, сушимся, отдыхаем. Дождь закончился, вода в реке падает, но небо хмурое и что будет завтра, неизвестно…

23 августа (5 день похода)
ущелье Карачай — пер. Бабадаг (пеший, кат. 1А, 3370 м) — ущелье Гирдыманчай
15 км, средняя 2 км/ч, +1365 м, -1053 м, лагерь на 2243 м
утро: +14, пасмурно; день: +18, переменная облачность; вечер: +11 ясно

7 утра. Так, что нам готовит день грядущий? Пасмурно, дождя нет (был ночью). За вершины ближайших вершин «зацеплены» тучи. Так, вода в реке — слава аллаху, низкая, перейти можно.

Со стороны перевала прошли несколько человек, от которых я смог добиться — перевал проходим. Еще через час, когда уже позавтракали и начали собираться, увидели, что вверх по ущелью ползет шишига. Петр 1 вприпрыжку побежал к ней. Прибегает минут через пять, радостный: — «Всё, договорился, давайте, 10 минут на сборы, грузимся и нас забросят!».

Он еще нечего не знал про мою «нитку маршрута». Разделились на две подгруппы, я с Эдиком и Петром 2 двинулись своим ходом, остальные на шишиге. Не верилось мне, что их на седловину закинут. И правильно не верилось. Через пару километров (опять броды, опять ледяная вода, опять мокрые) дорога совсем заканчивается, видим летник, рядом шишига и байки. А ребята угощаются чаем в палатке.

Я еще не писал, что во всех источниках перевал и находящаяся рядом гора Бабадаг (в переводе «отец-гора») упоминаются как святые места (ислам с языческой примесью). Как я понял из объяснений местных, считается, что в этих местах появляется божественный дух и принимает жертвоприношения, которые совершаются на специально отведенных для этого площадках, называемых пирами. Рядом складывают пирамиды из камней. Вот на одном из таких пиров мы и оказались. К счастью, кровавое жертвоприношение барана уже завершилось (его как раз и везли на шишиге).

Альпийский лужок
Пир

Приехавшие приносить жертву мужики (из Баку) проявили максимум гостеприимства, напоили всех чаем и снарядили двух провожатых из числа местных пастухов, дабы они показали нам правильную тропу на перевал (не все так однозначно).

Обстановка уже примерно обрисовалась — тропа на перевал пешая, очень сложная, о том чтобы ехать, даже и речи нет, до седловины 9 км и 1200 м набора высоты. В 10-30 начали подъем. Радует улучшение погоды, иногда даже проглядывает солнце. Подъем очень тяжелый. Уклон 20-30 градусов, камни, осколки скал, 180-градусные повороты. Порой уговариваешь себя сделать 10-20 шагов, потом минуту очухиваешься. Байк даже с застопоренным тормозом норовит соскользнуть назад и в пропасть. Предупреждаю команду — следим друг за другом, помогаем, не встаем на «живые камни» и т.п.

Подъем на Бабадаг
Подъем на Бабадаг
Подъем на Бабадаг

Примерно в середине подъема небольшой привал, проводники поят нас чаем и угощают домашним сыром. Дальше тропа одна и они нас покидают.

Подъем на Бабадаг

Нереально сложный участок. Позже, перед перевальным взлетом тропа ненадолго выполаживается, но силы уже на исходе, шатаясь, бредем как пленные концлагеря.

Эдик с Мишей достигли седловины первыми, помогают ослабшим и отставшим, в том числе мне.

Прямо здесь, на высоте 3370 метров, устроили привал с чаепитием. Тратим последние запасы воды на чай.

Мы находимся на вершине главного водораздельного хребта, разделяющего Северный Кавказ и Закавказье, куда нам предстоит отправиться. С перевала просматривается лежащая в полутора километрах ниже долина реки Гирдыманчай и на горизонте теряющаяся в дымке Ширванская равнина. Местность — горная пустыня. Погода наладилась, солнышко. А через 10-15 дней по статистике здесь ляжет снег, и перевал закроется на долгие 9 месяцев. Захватывающее зрелище — заинтересовавшись пестрыми одеждами, над нами плавно со снижением делает круг огромный кавказский орел, и, не обнаружив добычи, улетает.

Гордый кавказский орел
На седловине Бабадага
На седловине Бабадага

Теперь главная задача — засветло спуститься до удобоваримой точки ночлега с наличием воды. Вначале удается ехать на тормозах своим ходом. Дальше — узкая тропа-полочка по склону каменной сыпухи. В целом, прохождение этого перевала с велосипедами «на грани фола», и, скорее всего, это было первопрохождение. Еду первым, группа растянулась сзади цепочкой.

Спуск с Бабадага
Спуск с Бабадага
Пир

Сбросив около 600 метров высоты, оказываешься на крохотной (несколько на несколько метров) ровной площадочке. Налево — продолжение спуска в долину Гирдыманчай. Направо — отвесная пропасть, внизу — привлекательная зеленая долина Геокчай. Красиво. Попасть бы туда, и по старой карте показана тропа, но по факту ее нет. То ли обвал, то ли х.з., но нет тропы и все. Эх, жаль, придется делать крюк через Лагич. Времени на дальнейшие рассуждения нет, продолжаем спуск. Внизу у истока реки просматривается ровный зеленый лужок — предполагаемое место ночлега.

Зеленая долина Геокчай

До наступления темноты миновали все опасные участки. Андрей отстает, плохо. Тропа разбежалась на несколько направлений. Мы с Петром 2 выбрали неудачное — тропа завела в каменоломню к истоку ручья. Жадные глотки невероятно вкусной ледяной воды. Боль в горле — привет, но это завтра…

Миха вел вторую группу, им повезло больше — оказались на том самом лужке, конечно, не совсем он ровный, и камешки есть, но для ночлега пойдет. Кричат нам — давайте сюда! Петр 2 выкарабкался за несколько минут, а я «застрял» в камнях.

Единственный раз в походе я психанул. Не на кого-то, а просто, считай на себя. Усталость, темнота, непослушный байк, соскальзывающие с камней туфли, близость, но недоступность лагеря (вон они уже палатки ставят), все это сказалось. Просто застрял и стал матерился на камни и скалы. Впрочем, быстро успокоился, рванул и вскарабкался к лужайке.

И вот уже разбит лагерь, принесена вода, кипятится чай, ставший почти легендой Бабадаг — позади. Кстати, его отсюда видно. В свете луны безжизненные вершины кажутся ближе… И ветерок тащит с перевала, надо сказать, не теплый.

Тут, совсем нежданно, в лагерь пришла делегация местных из лежащей ниже по речке фермы. Они видели свет наших фар на спуске с перевала. Назойливый старикан привязался намертво — он здесь типа лесника, покажите разрешения, туда-сюда. Сую ему маршрутные книжки — вот смотрите, все согласовано в Баку (на самом деле, конечно же, ничего не согласовано) но суть даже не в этом, а в том, что он стал настойчиво просить отдать ему насовсем маршрутную книжку для отчетности, а книжек у меня всего 3 шт., а впереди грузины и армяне, 2 границы, отдавать жалко. Кое-как отделались с обещанием заехать утром на ферму и решить все вопросы (и за молоком).

Для участников похода, по крайней мере, для нас с Михой, слово «Бабадаг» похоже стало олицетворением сложностей. Неделей позже в Армении, на 3 км перевале: — «Не понял, опять что ли бабадаг?» — «Да нет, нет, не бабадаг, здесь нормально». Месяцем позже, непролазная грязь в самарской луке: — «Блин, твою мать, бабадаг какой-то начинается».

24 августа (6 день похода)
ущелье Гирдыманчай — Бурдовал — Лагич — река Гирдыманчай
43 км, средняя 11 км/ч, +360 м, -1880 м, лагерь на 770 м
утро: +16 пасмурно, день: +26 переменная облачность, вечер: +20 ясно

Да что ты будешь делать, опять тучи с утра… Отправились с Петром 1 на ферму за молоком, минут 15 пешедралом. Вчерашний старикан сегодня приветливый. Салам-салам. Молочко, отлично! Да, да, конечно, завезем бумагу.

Верховья Гирдыманчай
Прокол? Пробой!

Позавтракали, собрались, тронулись. Заезд на ферму. Угощают чаем. Таки отдал одну копию маршрутной книжки…

Прощаемся, вперед! По каменистой грунтовке под горку, разгоняемся. Бам, прокол, бам, пробой. Ну вот, началось…

Боц! Это уже у меня. Так, что там? Колеса-спицы целые… вот черт, стойка багажника, отломился хомут крепления к перу. Собирается консилиум, что сделать для ремонта. Усилиями Эдика починили за 15 минут, заменив лопнувший хомут скрученной и затянутой спицей. Думали, до первой мастерской, но не бывает ничего более постоянного, чем временное. Проехал так весь поход, получилось очень надежно.

…и его хозяин
Ишак…

Дорожка стала немного утомлять, к тому же бабадагская усталость не до конца «выветрилась». Подъем — спуск, вверх — вниз, броды, местами объезд грязи.

По сторонам — симпатичный горно-сельский пейзаж, местные пастухи, колхозники.

В конце-концов дорога приводит в симпатичный древний городок Лагич, сохранивший ремесленные традиции азербайджанских мастеров по металлу и приобретший в последние годы недюжинный попсово-туристический налет. Сюда везут западных туристов, совершающих базовые путешествия по стране, построены отели и кафе.

Улочки Лагича
Ремесленная мастерская
Дорога из Лагича

В рекомендованной местным жителем кафешке останавливаемся на обед, совмещенный с ужином. Шашлык, пиво. Дорого слупили. Вот она, цена попсы.

Выруливаем на дорогу, ведущую из Лагича вниз, на Ширванскую равнину. Живописная дорога, вырублена в скальном каньоне. Бесконечные проколы, то у одного, то у другого. В придорожной едальне угостились «порченым» арбузом. Сортир здесь интересный, прямо через горшок бежит быстрый горный ручей — смыв автоматический и постоянный.

На ночлег встали засветло, Миха нашел место на обрывистом степном берегу реки, в километре от асфальта. Спуститься вниз к воде возможности нет, но в ста метрах — родник. Проехали сегодня неприлично мало, существенно отстаем от графика, надо как-то нагонять. Почти все жалуются на боль в горле и плохое самочувствие…

25 августа (7 день похода)
река Гирдыманчай — Исмаиллы — Габеля — Нидж — река Турианчай
94 км, средняя 17 км/ч, +729 м, -1093 м, лагерь на 374 м
утро: +22 ясно, день: +35 ясно, вечер: +24 ясно

Теплое и солнечное утро. Если бы не боль в горле, было бы просто шоколадно. Но так устроен этот жестокий мир, всегда что-то да не так. Старт в 10 утра. Решили срезать дорогу к асфальту напрямую, результат — 2 часа блужданий по крутому каменистому склону, заросшему противным колючим кустарником (грунтовка превратилась в тропинку, а тропинка вскоре исчезла). Исцарапались.

К полудню выходим на трассу А10. Эта трасса идет по северу Азербайджана. Второй раз за поход принимаем решение изменить запланированный маршрут и вместо Ахсу — Геокчай ехать через Исмаилы — Габелю. Хотя, что тут лукавить, решение принимал я единолично, заручившись поддержкой Михи. Что касается маршрута, команда практически всегда слушалась «караванщика».

Речка Ах-Ох
Трасса А10
Фруктовый рынок

По километрам чуть больше, но эта дорога более живописна и почти без трафика, местные присоветовали. Дорожка действительно симпатичная, тут и речка с лирическим названием Ах-Ох, и тенистые грабовые перелески, и кенды, в которых угощали яблоками! В Исмаилах малая часть команды под предводительством Петра 1 наняла машину, первый «раскол».

Ближе к Габеле утомительный подъем по жаре. Ужинали, собравшись вновь вместе в кафе в центре Габели. Над городком с севера нависают снежные пики главного хребта Шахдаг, Кара-Бурга и Базардзю, а в южном направлении видна часто упоминаемая по нашему ТВ габалинская РЛС.

75 лет Алиеву
Габеля

В кафе засиделись, выезжаем за час до заката. Под горку, летим. Кенды непрерывной чередой. Опять не успели встать засветло. В сумерках выбрано место ночлега на песчаном низком берегу речки Турианчай. Несложно догадаться, что «чай» поазербайджански, как и по-турецки — река.

26 августа (8 день похода)
река Турианчай — Ханабад — Мингечаурское вдхр. — Мингечаур — Дальмамедли
120 км, средняя 16 км/ч, +595 м, -753 м, лагерь на 253 м
утро: +25 ясно, день: +35 ясно, вечер: +25 ясно

Сегодня удалось подняться чуть пораньше, с рассветом. Позавтракали, кто хотел, искупались в речке. Начиная с этого дня, начинает устойчиво формироваться команда «отщепенцев» — Петр 1 и Андрей. Как средство передвижения на сегодня они выбирают автомобиль. Назначаем им точку вечерней встречи — город Мингечаур.

Степь

Стартуем сократившейся до 5 человек командой. По утренней прохладе катится легко. Горы остаются позади, после небольшого подъема и спуска дорога уходит в степь. Начинается полуденная жара. Небольшой привал — ланч с арбузами и виноградом. Денег не взяли, угощают бесплатно.

К двум часам дня доехали до поселка Ханабад, ищем поворот на грунтовку вдоль берега Мигечаурского водохранилища, образованного плотиной на реке Кура. В поселке нас обгоняют на машине Петр 1 с Андреем, они едут в Мингечаур.

Мингечаурское вдхр.

Выбрали место на безлюдном берегу, встали на плановый большой привал. 3 часа блаженства. Накупались, перестирали и высушили все шмотки, покатались на лодке. Подошедший хозяин оной сначала стал ругаться что взяли без спроса, но, узнав что мы из России, смягчился и привез вкусную дыню. Вокруг водохранилища — почти пустыня. Пыльные беловатые холмы, ни деревца, ни травинки, только вдоль линии воды ряд невысоких деревьев.

А нам пора в путь. Грунтовка кончилась, но мы должны прорваться к городу Мингечаур по берегу. Едем по пляжу, вязнем в песке. Вот и дорога опять появилась. Фу, гадкая, пылища неимоверная, а мы чистые, выкупанные, постиранные. Пришлось немного подпортить имидж.

Мингечаур
Мингечаур

Город Мингечаур чистый, зеленый, проспекты. Как-то не вяжется с окружающей местностью. Ребята скинули смску, ждут в кафе в центре. Ужин — просто фантастически вкусный.

Выехали в пол-восьмого. План — встать на ночлег на Верхне-Карабахском канале. Оказался неосуществим. Канал-то после блужданий по заболоченным полям мы нашли, но встать там нереально. Комаров просто тучи, зажирают. Уехали грунтовкой в степь, в ночь. В команде ропот, недовольство. Петр 1 начинает агитацию — бросить все, ехать назад в город в гостиницу. Отвергаю. Прикинули, что реальный выход из сложившейся ситуации — пересечь степь, выйти на главную трассу Баку — Тбилиси и встать где-нибудь около нее, по карте показано много артезианских колодцев. Справляемся у местных о дороге. — «Доедете вот этой грунтовкой до военной части, дальше налево и до трассы».

Ладно, катим. Вообще мне сразу как-то не понравились слова о военной части, мало-ли там что, но не придал особого значения, а зря. В ночи были остановлены воякой. В ходе беседы выяснилось, что это не совсем военная часть, а полигон, называется «Долина Смерти», объект государственного значения. А он собственно, всего-навсего хочет знать, что здесь делают иностранцы ночью, и пресечь возможные попытки шпионажа...

— «Велопоход???».

Ну, да, мы конечно сами понимаем, что со стороны немного странновато выглядит, но извиняйте, так уж получилось, обстоятельства… Рассказал про комаров, что не могли найти где встать — вроде проверил. Отделались проверкой паспортов.

К 11 вечера вышли на трассу. Петр 1 опять взялся за свое — такси, автобус и в гостиницу в Гянджу. Уехали. А мы впятером проехали около 15 километров, нашли артезианский колодец, запаслись водой и встали ночевать, съехав с трассы в поле к большим деревьям. Отбой поздно — в час ночи.

Часть 1 | Часть 2
404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.0