Кругосветное путешествие - это и нынче круто. А это - первая кругосветка российских велотуристов! 1924 год!

Книга
"Вокруг света на велосипеде"
Авторы: Князев А., Фрейдберг И.
С 40 автофотографиями
Москва - Ленинград. Молодая гвардия. 1929
Уже довольно давно опубликована на:   http://skitalets.ru/books/vokrugsveta_knyazev/   !
"Советскими велосипедистами Князевым и Фрейдбергом пройдено 45000 километров. Из них 25900 километров сделано на велосипедах".
 
Позволю себе несколько цитат.
«Рассказываем хозяевам о встрече с волками.
- Волки... Нашли чего пугаться, да у нас их тут целые стаи. На волках себе охотники деньгу набивают. За каждую шкуру платят по 3 рубля; настрелял за зиму 20 штук, вот тебе и 60 рублей - целый капитал.»
 
«Немного отдохнув, начинаем осматриваться по сторонам. Грязновато. Недаром очевидно деревня называется Грязнухой.
На ночь нам предлагают две овчины и скамейку. Бросаем жребий, кому где спать. Мне достается скамейка. Горделиво растягиваюсь на ней, посматривая, как крючатся на своих овчинках Илья с Жоржем.
Засыпаем быстро. Часа через два просыпаюсь от неприятного зуда. Провожу рукой по лицу и чувствую, что оно покрыто сеткой из клопов. В ужасе начинаю их с себя стряхивать. Их такая масса, что снимать каждого в отдельности и давить нет никакой возможности.
Жорж и Илья оказывается тоже не спят. Их атаковали блохи, и они то и дело подпрыгивают на своих овчинах.
- Ну и Грязнуха, - ругаемся мы, с любопытством приглядываясь к хозяевам. Они мирно спят, легонько похрапывая. Клопы безмятежно ползают по их физиономиям! То там, то тут покажется вдруг черная родинка блохи и стремглав перенесется в другое место.»
 
«Это наши кони, - нашелся наконец Илья. - Едем на них, ногами крутим, а они катятся и нас везут.
- Кони! - эхом повторили ребятишки. Очевидно это слово им было знакомо. И тут же вся толпа загалдела, зашумела, заспорила, замахала руками. Езда на велосипеде казалась им невиданным чудом, невероятным волшебством.»
 
«4 февраля. Мы уже неделю живем в Китае. Ни денег, ни пропусков в Америку у нас пока нет. Думаем, что в деле с пропусками нам сильно подгадили в изобилии живущие здесь белогвардейцы. Случайно мы поселились по соседству с белогвардейским кварталом. Пытавшиеся было вначале сблизиться с нами белогвардейцы быстро поняли, с кем они имеют дело, и сделались сразу нашими заклятыми врагами. При встречах с нами они постоянно бросали нам вдогонку какое-нибудь ругательство.
Однажды Жорж, возвращаясь с пристани, куда ходил справляться относительно работы, пошел в Паблик-Гарден. Побродив там некоторое время, он решил зайти в беседку отдохнуть. Не успел он закрыть за собой дверь, как на него набросилось четверо белогвардейцев.»
 
«Проезжая деревню за деревней, город за городом, мы сами удивлялись, что все время держим правильный путь. Надо сказать, что в японских городках так много улиц и закоулков, что в них легко заблудиться. Однако нам всегда верно указывали дорогу; всегда находился такой японец, который как бы ждал, что мы его спросим о дороге. Наконец в поле всегда оказывался или велосипедист впереди, или мотоциклист сзади, или наконец автомобиль, который или ехал за нами, или впереди чинил поломку. Мы поняли, что это не спроста; догадались, что за нами следят. Вскоре наши предположения подтвердились.
Сойдя с велосипеда, я только что хотел задать вопрос, куда нам ехать, как человек в штатском, не дождавшись вопроса, любезно указал дорогу направо. Ларчик открывался просто: за нами следили шпики в течение всей дороги, и благодаря им мы ни разу не сбились с дороги.»
 
«Потом мы узнали, что в Японии существует великолепный обычай снимать обувь при входе в дом. Это способствует сохранению необычайной чистоты, так как благодаря этому не заносится грязь с улицы в комнату.»
 
«На хлопок в ладоши явилась сначала одна, а затем и другая японка. Они принесли три маленьких подноса и деревянную кадушку.К рису нам подвинули осьминога, какую-то кисло-горькую, соленую редьку и суп из крови.»
 
«Начались приветствия. Бывшая на аэродроме публика. Кричала: "Банзай Руссия!" (Да здравствует Россия!)»
 
«В кантину, где мы пили квас, вошел рослый мексиканец в сомбреро, с причудливо перекинутым через плечо сарапе, с болтающимся на поясе огромным револьвером.
Остановившись у стойки, он громким голосом позвал хозяина.
Тот очевидно где-то замешкался и не появился на окрик. Мексиканец снова, закричал зычным голосом.
Хозяина нет. Разъяренный длительным ожиданием, нетерпеливый посетитель выхватывает револьвер и начинает стрелять в воздух.
Когда наконец появился перепуганный хозяин, мексиканец спокойно попросил себе вина и, швырнув полагающуюся с него монету, начал безмятежно попивать из поставленной ему кружки. Все посетители кантины не обратили на это событие никакого внимания.
Не менее поражены мы были странным употреблением револьвера на вечеринке с танцами, где подвыпившая молодежь начала развлекаться выстрелами в стены и потолок»
 
«Когда мы уже улеглись в кровати, в соседней комнате, отделенной простой деревянной перегородкой, поднялась вдруг стрельба из револьверов.
В недоумении мы повскакали с постелей, хватаясь за оружие и приготовляясь защищаться. Наверно мы бы долго не могли сообразить в чем дело, если б один из наших товарищей не вспомнил, что это способ выражения особого расположения к нам, и что стоит только ответить двумя-тремя выстрелами, как все немедленно прекратится.
И действительно после нескольких зарядов, выпущенных нами в потолок, в комнате все затихло, и мы смогли совершенно спокойно заснуть.»
 
«Через несколько минут мы были у маленькой хижины. Нас принял щуплый мексиканец, в рваных брюках и изодранной рубашке. На крыше хижины яростно кричал попугай. Козы окружили хижину, приготовляясь спать. Куры влезали на жерди под навес. Мул и два осла отчаянно и противно скрипели глотками. Покрытая кучей песку, за неимением грязи, похрапывала свинья.»
udav